Бойцовский клуб, или о банковской системе и инфляции простыми словами (статья для начинающих). Бонус в конце

Бойцовский клуб, или о банковской системе и инфляции простыми словами (статья для начинающих)

Я знаю, что иногда материал по фундаментальному анализу слишком сложный. Сегодня, после выхода основных отчетов США, на которые весь мир возлагает так много надежд, что это даже не странно, а страшно, мне бы хотелось рассказать вам о банковской системе и инфляции простыми словами.

Немного истории – совсем чуть-чуть

Итак, банковская система в том виде, в котором мы ее знаем (с небольшими модификациями) зародилась в итальянских городах, которые в эпоху Возрождения были центрами торговли. Сам термин «банк» происходит от итальянского bancas («скамейки»).

В то время банкиры имели дело исключительно с монетами – золотыми и серебряными – и обменивали их в зависимости от веса и стоимости.

Но поскольку венецианцы и генуэзцы зарабатывали капитал, много путешествуя, то для них всегда был огромный риск утраты наличных из-за воровства, кораблекрушений и других чрезвычайных происшествий.

Поэтому какой-то умной головой было решено вместо размена монет размещать клиентские деньги в хранилище банка, а взамен выдавать расписку/квитанцию о праве собственности на капитал. Эту расписку торговец мог предъявить в отделениях и других банках в крупных портовых городах и всегда получить наличные.

Так родилась система бумажных денег.

Надо сказать, что первые бумажные деньги появились гораздо раньше, еще у монголов. Но современная банковская система основана именно на итальянской модели.

После того, как система была налажена, банкиры быстро заметили лазейку: фактически никто никогда не проверяет, сколько конкретно у банка золота лежит в сейфе.

В настоящее время эти данные худо-бедно проверяются, но есть масса способов скрыть активы – выдать займ, или, наоборот, внести депозит на время проверки… Схемы рефинансирования и межбанковских займов фактически сводят усилия проверяющих органов до формальности.

В таких условиях венецианские банкиры поняли, что могут выпускать гораздо больше расписок/квитанций, чем у них фактически хранится золота.

До поры до времени вся система работает – пока клиенты верят, что банк располагает достаточным запасом золота, чтобы погасить нужды всех «вкладчиков» по первому запросу.

Но в трудные времена люди именно это и делали – пытались вернуть свое золото в обмен на квитанцию. И вдруг оказывалось, что золота на всех не хватает. Естественно, квитанции таких банков резко обесценивались, ведь по ним все труднее было получить капитал.

Нельзя сказать, что власти Италии ничего не делали – наказания были суровые, вплоть до смертной казни. Увы, система выжила и окрепла.

Откуда же берется инфляция?

Ок, теперь мы плавно переходим к вопросу, как эта схема вызывает систематическое удорожание товаров во всем мире.

Итак, деньги, которые вы принесли в банк в качестве депозита, на самом деле там не лежат – они «работают»: выдаются займы физическим, юридическим лицам, даже целым государствам.

Но проблема, видите ли, в том, что они ссужаются не один раз, а потенциально бесконечно.

Вот упрощенная схема такого оборота:

1.Вы внесли депозит в размере 1000 долл. США в банк.

2.Банк немедленно выдает эти деньги в качестве займа, допустим, гражданину N. Иногда он оставляет немного, на случай, если часть заемщиков вернется обратно за своими деньгами.

3.Гражданин N. покупает на эту сумму перфоратор.

4.Продавец перфоратора опять идет в банк, и кладет эти деньги себе на счет, чтобы в конце месяца рассчитываться с поставщиками и по налогам.

5.Банк снова берет эти деньги, оставляя 10% на крайний случай, и вновь их рефинансирует.

Так может повторяться бесконечное число раз.

При этом в обороте участвуют одни и те же доллары. Но в записях банков эти доллары «размножились» — их уже не тысяча, а две-три-четыре – по числу сделок.

Из этого процесса можно сделать один простой вывод: фактически, почти все деньги, которыми мы оперируем в повседневной жизни – это не деньги сами по себе, а кредиты, за пользование которыми нужно будет кому-то когда-то заплатить.

Со временем инструменты, с помощью которых можно было повлиять на соотношение обездвиженных средств и оборотных, стали гораздо более изощренными и разнообразными. Фактически, весь финансовый инструментарий, который сегодня доступен финансовой системе, так или иначе позволяет расширить возможности по наращиванию объема сделок без дополнительного финансирования: векселя, деривативы, капитализация, облигации, контракты на разницу – все это способы «работать в долг».

Есть еще одно последствие использования такой финансовой системы: поскольку банки способны по своему усмотрению сужать или отказывать в кредитовании третьим лицам, они также могут управлять экономическим ростом/падением.

Так, на пике спроса они могут предлагать больше наличных, а в период кризиса замораживать кредиты. Это только один из способов.

Отсюда возникает понятие долгового цикла.

Долговой цикл – с чем едят?

Существуют суперциклы длительностью в 80-100 лет, и короткие циклы длительностью 8-10 лет. У каждого цикла есть обязательные четыре фазы: рост, спад, ремонт и восстановление.

Когда начинается очередная рецессия, что происходит? Компании вынуждены возвращать кредиты, при этом новые им пока не доступны. А те предприятия, которые не смогли вернуть кредит, становятся банкротами. Так экономика избавляется от неблагополучных субъектов хозяйствования. Запомним этот постулат.

Теперь обратимся вновь к истории. Последний годовой суперцикл начался в 1930-х годах.

История Великой Депрессии сама по себе драматична. Но она гораздо запутаннее, чем может показаться на первый взгляд. Крах мировой экономики не происходил одномоментно – это был растянутый во времени процесс.

Первые ласточки сокращения рынка стали заметны уже в 1928 году. Общий объем займов без залога раздулся до неимоверных размеров. Рынки охватил ажиотаж «легких» денег.

В 1929 году случился крах фондового рынка, когда большая часть американских банков не смогли погасить требования кредиторов и вкладчиков.

После этого, экономика, казалось, была готова к восстановлению. Но несколько панических дней осенью 1930 года превратили банковский сектор в одного большого банкрота.

Все началось с невозможности одного единственного учреждения – банка Теннесси – погасить свои обязательства. Это случилось 7 ноября 2030 года. Через неделю рухнули его филиалы.

Падение одного банка вызвало эффект лавины: банки-корреспонденты, которые держали резервы многих других банков, и сами активно осуществляли кредитование, не смогли ответить на многочисленные запросы своих финансовых клиентов. Паника перекидывалась между городами, и многие обращались в банки даже без острой необходимости – просто из-за подобных событий с другим банком.

Процесс крушения был запущен.

Предприятия вскоре не смогли выплачивать зарплату, поскольку она была депонирована в банках. Они также больше не могли рассчитывать на кредиты. Предприятия закрывались. Началась безработица.

Мало кто знает, но президент Рузвельт был даже вынужден подписать Указ о запрете накопления золота, потому что его не хватало Федеральной резервной системе США для дополнительных эмиссий бумажных денег (по закону от 1913 года учреждение должно было иметь строго оговоренный процент в золотом запасе).

Сама по себе история этого Указа полна несправедливыми преследованиями, изъятиями и другими нарушениями прав и свобод человека.

Последствия

После Великой Депрессии был принят ряд мер, который позволил стать финансовой системе более регулируемой и прозрачной: отмена «фиктивных» чеков инкассо (двойной учет депонированных средств банками), создание Фонда страхования вкладов (FDIC), а также принятие важнейшего Закона Гласса-Стигола, который не позволял коммерческим банкам заниматься инвестициями, а инвестиционным, наоборот, предоставлять расчетно-кассовые услуги и т.п.





С первого взгляда кажется, что деятельность FDIC направлена на защиту интересов вкладчиков. Но, как говорится, в казино всегда выиграет только казино: благодаря страхованию, банки фактически переложили финансовую ответственность на государство, позволив себе наращивать кредитное плечо и далее.

Закон Гласса-Стигола неплохо работал на защиту интересов потребителя, но демократы оказали им медвежью услугу: с подачи администрации Била Клинтона в 1999 году закон был сильно упрощен (фактически, упразднен), что вновь позволило банкам привлекать деньги населения и бесконечно их ссужать.

К чему привело такое объединение? К укрупнению банковских учреждений. Теперь некоторые особо агрессивные и грамотно управляемые банки становятся системообразующими: упади один – он утянет за собой на дно государство целиком.

Поэтому, начиная с 1999 года государство на самом деле вынуждено поддерживать весь банковский сектор, какие бы безумные махинации с легкой подачи финансистов не творились.

Я хочу, чтобы вы очень четко поняли: у государства нет выбора. Оно будет поддерживать финансовую систему до последнего, избегая дефолта.

Конец суперцикла и короткого цикла

Во многом благодаря этой негласной поддержке, финансовый рынок, начиная с 2000 года, переживает необыкновенное расширение. Так, объем спекуляций на рынке сырья в течение 2000-2008 годов вырос на 70%.

В ряде научных работ под эгидой отечественных университетов и Сорбонны отчетливо показано, что до 2000 года на цену металлов на Лондонской бирже металлов влиял объем запасов. Начиная с 2000-х этой корреляции не наблюдается. Вообще.

То есть, новости, которые мы читаем о забастовках на шахтах никеля, оказывают чисто психологический эффект на рынок, заставляя торговцев никелем наращивать запасы, а торговцев контрактами – ставить на бычий тренд.

Безусловно, некоторый дефицит в связи с ростом объемов выпуска электрокаров, есть, но… давайте признаем – на фоне все еще существующих ограничений из-за пандемии в большинстве стран мы стали домоседами. Такой ли уж огромный спрос на электрокары, чтобы создавать такой дефицит никеля?

Дошло до того, что на на период 2005-2006 гг. пришелся максимум активности на ЛБМ спекулянтов — портфельных инвесторов (в особенности на рынках меди и никеля). Это заставило в середине 2007 г. руководство биржи пойти на изменение правил торгов, чтобы не позволить держателям крупных позиций контролировать рынок, искусственно завышая цены и делая металлы недоступными для физических покупателей.

А что же нефть?

С нефтью то же самое. Так, Соколовым А. В. и Бородиной А. В., в работе «Анализ факторов динамики цены первичного никеля» было сделано предположение, что «изменение долгосрочного уровня цены на нефть приводит к соответствующему изменению цен на рынках других товаров, в частности на рынке первичного никеля. Если эта гипотеза подтверждается, то относительная цена первичного никеля, полученная как частное мировых цен первичного никеля и нефти, должна изменяться при резких колебаниях цен на нефть, но потом с некоторым временным лагом приходить к некоему стабильному значению.»

И, представьте себе, оказалось, цены на нефть также не влияют на стоимость первичного никеля. То есть, рост цен в связи с удорожанием топлива – это также уже миф. И все из-за объема спекуляций.

Это доказывается, в частности, корреляцией стоимости никеля и индекса Доу-Джонсона. Еще в 1990-х годах никакой статистически верной связи между этими цифрами не было. Но начиная с 2004 года между данными показателями наблюдается статистически значимая связь (уровень значимости — 1 %), что указывает на то, что оба этих значения подвергаются влиянию одинаковых факторов. И это спекулятивная составляющая.

Когда предложение превышает спрос

У суперзаработков банков, полученных в результате спекуляций, есть обратная сторона – банки должны постоянно искать цели, куда можно вложить свободные деньги.

То есть, не то, чтобы желающих не было. Но на самом деле найти хорошего заемщика с ликвидными активами, которые можно взять в качестве залога, достаточно проблематично.

Одним из вариантов достаточно «безопасного» с точки зрения надежности кредитования является финансирование ипотечного строительства.

Так начинается история Lehman Brothers Holdings и их огромных кредитов. История усугубилась тем, что к 2008 году многие жители чувствовали себя хорошо в финансовом плане и понесли излишки в банки под процент.

Это позволило четвертому по величине банку США вплотную заняться кредитованием под залог жилья. При этом банк активно привлекал заемные средства, и в итоге выдал кредитов на общую сумму 680 млрд. долл. при собственной капитализации всего в 22,5 млрд. долл. Схема обеспечения залогом при этом проста: если цена вашей квартиры, которая в залоге, упала на рынке недвижимости, вы должны предложить банку дополнительный залог, чтобы обеспечить ликвидность в случае, если дойдет до реализации вашего имущества.

При таком объеме привлеченных средств падение стоимости жилья всего на несколько процентов приведет к краху банк целиком.

В результате именно это и произошло с банком братьев Леман.

Так, Тим Гатнер, президент ФРС Нью-Йорка, сказал, что в самые мрачные дни 2008 года США были всего в нескольких днях от того, чтобы перестали работать банкоматы. Как только это бы произошло, паника создала бы лавинообразный эффект, запустив сценарий Великой Депрессии во второй раз.

Так каким же образом банкирам удалось избежать краха?

ФРС решил не допустить повторения этого сценария любой ценой.

Была создана программа покупки MBS (mortgage-backed security – обеспеченная ипотекой ценная бумага, аналогичная облигации, которая состоит из пакета жилищных ссуд, купленных у банков, которые их выпустили), чтобы поглотить огромное количество токсичных активов, созданных финансовой системой и её участниками.

Затем различные государственные фонды начали выкупать эти MBS за счет выпускаемых казначейских облигаций.

Облигации, как и сегодня, были выпущены в огромном объеме. Они скупались массово хедж-фондами, частными инвесторами и другими государствами.

Крах? Мы просто… пропустили его.

Таким образом, крах системы был предотвращен. На первый взгляд.

Госдолг США резко вырос, но это уже никого не волновало. ФРС продолжила скупать свои же долги, выпуская под это новые и новые пулы наличных долларов.

Обеспокоенные этим самоподдерживающимся круговоротом, многие эксперты предсказали крах к 2011 году.

Но и тут они ошиблись.

В чем была загвоздка? Вся эта масса наличных средств утекла… в финансовый сектор.

Вся эта масса стала вращаться на фондовых рынках, утекла в хедж-фонды,в криптовалютный мир, создала предпосылки для создания DeFi (системы децентрализованного кредитования), розничного трейдинга и других способов заработать в криптомире, и стала основой финансирования альтернативных источников энергии, а главное – позволила вкладываться в предприятия «на будущее». Результатом стали весьма причудливые явления экономики, возможные только при большом избытке денег. Эти деньги мало затронули реальный сектор – производства и потребители практически не увидели их. Все утекло на финансовые рынки.

При этом, начиная с 20008 года реальный производственный сектор чувствует себя не слишком радужно. Так, все эти годы вплоть до 2020, когда пандемия внесла свои кррективы, ФРС безуспешно пыталась… поднять уровень инфляции. Реальной инфляции, которая бы отражала рост доходов компаний, а не уровень ее затрат.

Но факты были таковы, что 2008 год породил безработицу, уровень которой так и не восстановился толком. В этих условиях производитель не может задирать цены. Тем более, конкуренция с более дешевыми китайскими товарами не позволяет этого.

На что был расчет ФРС?

На то, что в результате уже поучаствовавшие в обороте деньги все же выйдут в реальный сектор. Люди будут обрастать доходами и возвращать средства обратно в оборот, поддерживая экономику.

Но произошло иначе. Примерно 85% фондового рынка принадлежит 10% самых богатых людей. Однажды заработав себе состояние на фондовом рынке, стали бы вы вкладываться в реальный сектор? Зачем? Ведь есть уже откатанная система добычи «денег из денег».

В экономике до кризиса 1998 года развитием двигало производство. Тогда ВВП еще имело смысл. Мы тратили, в основном, то, что было заработано в реальном секторе. Начиная с пузыря «доткомов» деньги очень мало вращаются в реальном секторе.

Если разделить показатели фондового рынка на баланс ФРС, вы увидите, что реального роста с 2008 года фактически и не было.

Иными словами, все экономические бумы, которые мы переживали, начиная с 2004 года, — фейк. Иллюзия.

Так, при минимальном анализе коэффициента PE волосы встают дыбом: некоторым компаниям понадобятся десятки лет, чтобы выплатить дивидендов в размере стоимости акций (сегодняшней). Таким, как Tesla, понадобится для этого примерно 1500 лет.

Ставки и отчет: как хорошие цифры ведут нас в пропасть

А теперь внимательно следите за руками.

Чтобы хоть немного оживить реальный сектор, ФРС и другие центральные банки были вынуждены установить нулевую процентную базовую ставку, которая в реальности вообще отрицательная. Т.е. правительство платит частным банкам за то, что они занимают у него деньги. Как вам?

Но такие ставки снизили итоговые кредитные ставки и конечный потребитель смог брать ссуды.

В итоге, все чего мы добились – это переноса проблемы на будущее.

При этом, мы не только отсрочили наступление последствий, мы усугубили саму проблему тем, что взяли еще денег взаймы – поверх старых долгов.

Я думаю, теперь вы отчетливо понимаете, почему ФРС в 2020-м вновь пошла по проторенному в 2008-м году пути. Эта схема сработала тогда, и у них есть надежда, что она сработает и сейчас.

Сегодня мы с вами находимся в совершенно нереальной экономической ситуации. Аналитики ее называют «пузырем всего». Неделю назад Ховард Маркс, основатель компании Oaktree Capital Management, давал интервью для Bloomberg, и в ответ на вопрос «Находимся ли мы в пузыре», он ответил: «Все в пузыре. Мы все в пузыре».

Я хочу, чтобы вы отчетливо поняли: 2008 год никогда не заканчивался. Технически он еще продолжается, усугубленный новыми займами и пандемической составляющей в разы.

Все осложняется тем, что эта игра напоминает классический покер, в котором кто сохранил самое «отмороженное» лицо, тот и выиграл.

В начале года, после того, как компания по прививкам пообещала нам безоблачное будущее уже к концу года, политики воспряли. Надеясь на быстрое восстановление, как в 2009 – 2010 годах, политики легкомысленно пообещали сохранение нулевой процентной ставки вплоть до полного восстановления экономической ситуации. За основу взяли показатели по занятости. И, само собой, отслеживается инфляционный фон.

Однако с распространением дельта-штамма стало понятно, что «король не покидает здание». Восстановление затягивается. Если оно вообще случится в этом финансовом году (заканчивается 31 марта 2022 года).

В сущности, все понимают – быстрое восстановление на рефляции (на отложенном из-за пандемии спросе, который позволил домохозяйствам сэкономить денег) не удалось. Нас ждет в лучшем случае медленное восстановление.

В этих условиях лучшее решение – это сократить поддержку и позволить, наконец, экономике очиститься от баластных предприятий.

Например, Британия, которая никогда не обещала быть всегда ласковой и пушистой,недавно четко объявила о намерениях сокращать поддержку. Это называют «ястребиной» политикой, в противовес «голубиной» — мягкой и благоприятной для предприятий, которую сейчас проводит США. Решение Банка Англии рынок принял позитивно.

К сожалению, американские должностные лица связаны собственными обещаниями по рукам и ногам. Если они сделают это ранее благоприятных отчетов по занятости, демократы утратят доверие избирателей. Более того, демократы очень хотят протянуть через Сенат пакет экономических мер на 3,5 млрд. долл. Тесная связь с технологическими гигантами, вероятно, позволит им спокойно поделить внушительный пирог в обход республиканцев, выделяя деньги на «кибербезопасность» и прочие очень «нужные нужды правительства».

Байдена можно понять – приход к власти дался ему не за пламенный блеск в глазах – за поддержку нужно расплатиться. Поэтому честное заявление о том, что их надежды не оправдались, уничтожит инфраструктурный проект.

Поэтому пришлось подключать административный ресурс, т. е. задействовать возможности бюрократии. Почти все отчеты за июль, с которыми вы ознакомились, и на которые ориентируется вся мировая экономика, нарисованы «с потолка».

Это сделано для того, чтобы увеличить процентную ставку, потому что дальше тянуть с ее повышением уже нельзя.

Ну, нарисовали, и нарисовали, скажете вы.

Во всем этом есть огромная проблема.

Пока отчеты из США мигают зеленым, инвесторы и трейдеры со всех концов света продолжают вливать в эту часть света все новые и новые пулы денег: вы покупаете акции американских предприятий, американских банков и индексов, потому что на фоне позитивных новостей их цена растет.

Доллар укрепляется, поскольку пользуется спросом. Экономики же других стран остаются без наличных, и для них это печальные новости. Даже если изначально они были не в плохом состоянии и пандемия их не слишком подкосила, отток денег плохо сказывается на них прямо сейчас. А если добавить сюда ошибки, которые в кризисных ситуациях случаются в политике чаще и стоят дороже, иногда это может серьезно угрожать экономической стабильности государства, как прямо сейчас происходит с Турцией.

Но даже и это не самое плохое. На самом деле предприятия, чьи акции (или CFD на акции) вы покупаете/продаете, чувствуют себя отнюдь не так хорошо, как об этом сигналят отчеты США. В сущности, это не так принципиально для трейдеров, особенно внутридневных. Но для долгосрочных инвесторов это просто ужасно.

Я объясню почему.

Пенсионные фонды, страховые (хеджинговые) фонды, которые инвестируют деньги от имени банков, такие, как Archegos, покупают акции этих компаний, чтобы обеспечить американцам прибыль. В качестве страховки они используют облигации. К сожалению, этот метод уже не работает.

Однако когда окажется, что компании, чьи акции составляли основу инвестиционных портфелей большинства таких фондов, едва дышат из-за реальной инфляции, большинство этих фондов начнет лопаться. Да, как Archegos, — именно поэтому я называю его первой ласточкой грядущего кризиса.

Теперь я хочу вам напомнить один постулат: государство никогда не даст разориться крупным банкам.

Кто же разорится в результате банкротства этих компаний? В первую очередь, под удар попадут пенсионеры. Поколение бумеров, которое сейчас выходит на пенсию, и которым еще жить 15-25 лет, окажется полностью разоренным. Разорятся компании, мелкие банки, масса народа. Часть долга перекинется на развивающиеся страны, и там также начнутся каскадные банкротства.

На самом деле, это не обязательно единственный сценарий развития будущего.

Правда заключается в том, что ни один, даже трижды нобелевский лауреат по экономике, не может наверняка сказать, как долго продлится застой – все очень шатко, и зависит от многих факторов. Никто не знает, надолго ли с нами инфляция. Пока всем понятно только, что мы ее избежать не смогли. Но насколько сильно вырастут цены – не знает никто. Если она окажется чуть сильнее, все полетит к черту. Но может и пронести. Если повезет. Есть прогнозы, есть много разных цифр – достоверно не знает никто.

Но вы должны понимать: в любом случае самые крупные банки США (и мира) устоят.

ИТОГИ

Итак, к чему мы с вами в результате пришли? К тому, что на самом деле мировая экономика на волоске от гибели. Может быть мы проскочим. Но если нет, мне бы хотелось, чтобы вы знали в каждый конкретный момент, что происходит. И не были беспомощными в этот момент.

Если бы эту статью писал идеалист, он бы призвал вас к саботажу финансовой системы и организации Бойцовского клуба (привет, Паланик). Но мы живем в реальном мире, мы – часть системы, иными словами – мы часть проблемы. Это само по себе заслуживает отдельной (пятничной) статьи, но сегодня мы с вами ограничимся обсуждением инфляции.

И вот вам мое мнение: если вы не можете победить систему – используйте ее. Да, может быть это не совсем в стиле Тайлера Дердена, и это точно не про светлые идеалы, но, эй, мы все здесь занимаемся выживанием. А если вы не заняты этим, я рекомендую вам срочно этим заняться.

Ок, но куда тогда вкладываться, раз мы имеем такую возможность, и черт возьми, на что еще расчитывать? Ребят, если вы все еще не поняли, куда, вы невнимательно читали эту статью. Хорошо, я повторю еще раз: в любом случае самые крупные банки США устоят. Думаю, моя работа на сегодня закончена.

Другие пятничные статьи автора:

Что такое реальность, и почему у вас никак не получается ее изменить? (Подробнее: https://www.instaforex.com/ru/forex_analysis/285085);

Почему люди ошибаются, и почему это хорошо (Подробнее: https://www.instaforex.com/ru/forex_analysis/284521);

В чем ошиблись Илон Маск, Стивен Хокинг и Джеймс Кемерон, и почему вы захотите стать, как Т-1000 (Подробнее: https://www.instaforex.com/ru/forex_analysis/283942).

Материал предоставлен компанией InstaForex — www.instaforex.com

Похожие статьи